Статистика живых ликвидаторов

⭐ ⭐ ⭐ ⭐ ⭐ Привет всем читателям моего правового блога сегодня будем раскрывать такую тему — Статистика живых ликвидаторов. Скорее всего у Вас могут остаться вопросы или недопонимая после прочтения, поэтому лучше задать их в комметариях или же, что еще удобней — получить консультацию у практикующих юристов, наших партнеров.

Мы постоянно обновляем информацию и следим за ее новизной, поэтому можете быть уверенными, что Вы читаете самую новую редакцию.

«Мы начинали чистить вентиляцию станции. И оттуда чего только не полетело! Не только радиоактивные изотопы, но и радионуклиды, а они пострашнее, чем всё изотопное поле. Только представьте: период полураспада радиоактивного алюминия — 27 лет, рутения — 130 лет. Без преувеличения можно сказать: мы работали на земле, зараженной на десятки, а то и сотни лет», — рассказывает Сергей.

Дмитрий Николаевич Матвеев — чернобылец-ликвидатор и один из основателей союза «Чернобыль» в Нижегородской области. На его пиджаке — маленький значок с красным крестом, знакомый любому участнику тех событий. А все началось, когда ему было 29 лет. В тот вечер Дмитрий Николаевич допоздна смотрел телевизор, как и тысячи других нижегородцев: «На сборы дали полчаса. Дальше — военкомат, потом Украина, Киев и тридцатикилометровый радиус от реактора, на котором мы работали».

Приказы не обсуждаются

«Там я видел то, чего в жизни больше никогда наблюдать не довелось: разные чудо-машины размером с двухэтажный дом, и биороботов — людей, одетых в непроницаемые костюмы, скидывающих пепел вниз реактора», — рассказывает Дмитрий Николаевич.

К счастью, есть и иные методы подсчета, более честные. Самым опасным радионуклидом Чернобыльской аварии был йод-131 — очень короткоживущий изотоп, быстро распадающийся и поэтому дающий максимальный уровень делений ядер в единицу времени. Он накапливается в щитовидной железе. То есть основная масса раковых заболеваний — в том числе наиболее тяжелых — должна быть раком щитовидной железы. К 2004 году всего было зарегистрировано 4000 случаев такого рака — в основном среди детей. Однако такой вид рака проще всего лечится — после удаления железы он практически не дает рецидивов. Лишь 15 из 4000 заболевших умерли.

Каковы реальные последствия Чернобыльской катастрофы: сколько человек погибли и — почему от — страха перед — радиацией смертей было в — десятки раз больше

Еще после взрывов в Хиросиме и Нагасаки обследование 3000 беременных женщин, подвергшихся максимальному уровню радиационного поражения, не показало никакого увеличения числа врожденных дефектов среди их детей. Если в Хиросиме в первые годы после атомной бомбардировки 0,91% новорожденных имели врожденные дефекты , то, например, в Токио (где атомных взрывов не было) — 0,92% . Это, конечно, не означает, что после ядерных бомбардировок вероятность врожденных дефектов снижается, просто разрыв в 0,01% слишком низкий и может быть порожден случаем.

Сколько человек пострадали на самом деле

В 2007 году группа российских ученых выпустила в издательстве Нью-Йоркской академии наук книгу Chernobyl: Consequences of the Catastrophe for People and the Environment . В ней они сравнили смертность в «чернобыльских» зонах бывшего СССР до 1986 года и после него. У них получилось, что за два десятилетия чернобыльская катастрофа привела к преждевременной смерти 985 тысяч человек. Поскольку какое-то количество жертв могло быть и вне чернобыльских зон (ведь из них были миграции в другие районы), цифра, по мнению авторов книги, могла уйти и за миллион.

«В последнее время все чаще спрашивают: что необычного я видел, когда там работал? Много гулять нам не давали — все ограничивалось местом работы. Ничего слишком сверхъестественного не было, но никогда не забуду две вещи: из-за радиации на местных елях иголки вырастали до 30 сантиметров, а в каналах, которые поступали к реактору для охлаждения, плавали карпы, больше обычных раз в пять! Иногда возникала мысль „вот бы сейчас удочку и порыбачить“, но понимал, что есть эту рыбу нельзя», — вспоминает Александр Степанов.

Статистика живых ликвидаторов

Именно после работы на реакторе 29-летний лейтенант Матвеев поседел. Вернувшись из Чернобыля, медик по образованию, он продолжил работать санитарным врачом и заниматься своей любимой экологией. А ночью, когда засыпал, видел во сне реактор: он так любил смотреть на него вопреки всем рекомендациям и предостережениям.

Читайте также:  Административная Статья За Побои Кр

«Из-за радиации на местных елях иголки вырастали до 30 сантиметров…»

С лучевой болезнью человек обречен на медленную смерть. Вернувшись из Чернобыля, Сергей Масаев попал в военный госпиталь, а дальше были 17 лет сложного лечения. Больше к работе он так и не вернулся, хотя раньше Сергей был спортсменом, пятиборцем, занимался плаваньем.

Каждый из тех, кто прибывал для устранения последствий аварии, хорошо представлял, что такое Чернобыль. Герои-ликвидаторы спустя годы нисколько не сожалеют о том, что им пришлось встать против незримого врага – проникающей радиации. Несмотря на проблемы со здоровьем и гибель друзей от тяжёлых болезней. 100 тысяч из них – это представители армии, включая 600 вертолётчиков, сделавших всё, чтобы заставить замолчать аварийный реактор. В состав правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии входил академик В. А. Легасов, разработавший состав смеси для забрасывания в зону реактора: песок, борная кислота и свинец. Уже через 48 часов начались работы, для которых были привлечены лучшие вертолётчики, включая отозванных из Афганистана.

Для того чтобы сбросить радиоактивный мусор в две лопаты, молодые мужчины с весом защиты 26-30 кг на протяжении 2,5 недели поднимались на крышу, рискуя жизнью и здоровьем. Игорю Костину и Константину Федотову выпало повторить свой маленький подвиг по пять раз. В награду «биороботы» получили армейское удостоверение ликвидатора и премию сто рублей. По прогнозам медиков, каждый пятый из этих ребят умрёт, не дожив до 40 лет. Война с невидимым врагом не закончилась завершением работ по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Армейский подвиг

Вместе с тем власти замалчивали последствия катастрофы, и первые публикации в прессе появились лишь спустя 36 часов. Радиационное облако зафиксировали в Европе, а полномасштабная эвакуация населения из близлежащей местности, вошедшей в историю как зона отчуждения, ещё не началась. Людей начали вывозить из радиуса тридцати километров после замеров, сделанных военными группы полковника Гребенюка в Припяти. Они не только показали катастрофическое увеличение радиации в течение дня, но и повергли в шок институт атомной энергии абсолютными цифрами. Радиационный фон превышал допустимые нормы в 600 тысяч раз!

А потом была работа над запуском третьего, второго и первого реакторов ЧАЭС. В пусковых работах принимали участие и 170 североказахстанцев, в том числе – инженер-строитель Владимир Назаров. Он был призван в Чернобыль в декабре 1986 года. Назаров был заместителем главного инженера и руководил работами на десяти участках третьего энергоблока АЭС. Работать на этих участках, вплотную прилегавших к четвертому реактору, разрешалось не больше минуты. Строители убирали зараженные материалы и оборудование, готовили энергоблок к скорейшему запуску.

Вы нашли нужную информацию, за которой пришли?
Да, то что нужно информация.
36.22%
Непонятно, еще обращусь за помощью к юристу.
12.6%
Нет, буду сам искать еще.
51.18%
Проголосовало: 127

Стоит отметить, что Припять была особенным городом. Там жила элита советской энергетики, там строили лучшие дома, стадионы, кинотеатры, клубы и множество магазинов, в которых о дефиците и очередях даже не слышали.

Читайте также:  Ст228.1 п 5

Битва за Чернобыль

«Город был действительно богатый, в квартирах осталось много импортной техники, ковры, хрусталь, отличная мебель, — рассказывает ликвидатор. – Вот это все захватывали мародеры и вывозили целыми КамАЗами. Весь этот загрязненный радиацией дефицит должен был попасть в дома граждан всех союзных республик. Когда преступников со смертельным грузом мы пытались задержать, те открывали огонь, бросали в солдат гранаты и коктейли Молотова».

В память о героях, спасавших мир, был установлен не один памятник, мемориал. Памятники ликвидаторам аварии на ЧАЭС установлены в Славутиче, Чернобыле, Чернигове, Полтаве, а также в других городах Украины и других странах.

Первые ликвидаторы ЧАЭС в рассказах о случившемся повествуют о том, что работали в экстремальных условиях. Не было специальных костюмов, а об уровне радиации, который получили герои, никто точно не знал. Не стоит говорить и о наличии личных дозиметров — их также не было. Однако, вопреки этому, люди направленные в зону поражения, не отказывались, а сознательно шли на риск.

Память о героях-чернобыльцах

Участники ликвидации аварии на ЧАЭС и список героических имен навеки запечатлелись в истории. На протяжении многих лет число людей, которым присваивалось звание ликвидатора ЧАЭС, достигло отметки 600 000 человек.

Действительно, определенные дозы радиации могли так подействовать на умершего человека или животное, что их тела не разлагались, а мумифицировались. Однажды мы с тем самым профессором Копейкиным пошли в женское хирургическое отделение больницы в Припяти, чтобы найти там оборудование для лаборатории. Около входа стоял 20-литровый бидон, как для молока. Я говорю: «Смотрите, он с крышкой даже, можно воду носить». Поднимаю, а там — мумии детей, всем месяцев по 7-8 — родились недоношенными. И все они коричневые, как шоколадки. Я до сих пор не знаю, что именно там произошло — то ли эти дети родились уже мертвыми, то ли на момент эвакуации они были еще живы. Мы позвали нашего шофера, вырыли могилку и всех их похоронили. И оставили опознавательный знак — вдруг матери этих младенцев когда-нибудь вернутся. Но я никому не рассказываю, где эта могила — не хочу, чтобы какие-то люди пришли туда просто из любопытства.

Когда я вернулась, восемь лет никому не рассказывала, что там видела. Я даже плакать разучилась — была как камень. Многие, кто работал ликвидатором, вернувшись, покончили с собой; они ведь ушли туда молодыми и здоровыми, а вернулись больными. Они не понимали, что происходит с их здоровьем, а государство не позаботилось о полноценных компенсациях. Я и сама была на грани — не знаешь, что тебе делать, когда каждую минуту, каждый день, из года в год у тебя страшно болит голова, и никто ничего не может сделать, и не с кем даже поделиться.

Поделиться:

Тогда, после аварии, мы все ехали туда, потому что это наша работа. Так пожарные едут на пожар, а медики — туда, где началась эпидемия. Но сейчас мне трудно сказать, поехала ли бы я снова. Я потеряла мать — не заметила ее рак вовремя. Когда я вернулась, я буквально умирала на руках у дочери, которая тогда еще училась в школе. И при этом восстанавливать свое здоровье мне пришлось самой. Ученые давно знают, как действует радиация на человека, но почему-то до простых людей их открытия не доходят — когда мы вернулись из Чернобыля, нам никто не мог помочь.

Проект постановления, по словам эксперта, нацелен именно на льготников, для которых важно установить связь «между переоблучением и развитием болезней», но не касается всего объема медицинской помощи пострадавшим. «Если все, что касается непосредственных воздействий ионизирующей радиации, сомнений не вызывает, включая пусть и не явную, но возможную ее связь со злокачественными новообразованиями (повышение заболеваемости на 1–5% нельзя уловить методами обычной статистики), то связь некой “ишемической болезни” с радиацией представляется надуманной. Нет никакой “ишемической болезни”, критериев диагностики не установлено и установлено быть не может, так как это группа заболеваний, включающая инфаркт миокарда, стенокардию и др. Если есть данные по росту числа инфарктов миокарда у ликвидаторов или жителей, то было бы любопытно ознакомиться с результатами научных исследований. До сих пор ничего на этот счет в мировой литературе не опубликовано. Тут все очень просто: если действительно растет число больных со стенокардией, то будет расти и число больных с инфарктом миокарда. При больших дозах облучения сосудистые проблемы возникают, это правда, и касаются они разных сосудистых бассейнов. Но при относительно низких дозах никакого прироста сосудистых катастроф нет».

Читайте также:  Сумма арестованных машин

Вице-президент Общества специалистов доказательной медицины, профессор НИУ ВШЭ Василий Власов отреагировал на проект постановления, высказав опасение: «Фактически речь идет об ограничении числа облученных граждан, которые могли бы претендовать на меры социальной защиты. Например, теперь не все злокачественные опухоли будут признаваться у облученных “обусловленными” радиацией, а только те, “развитие которых обусловлено воздействием ионизирующего излучения”».

«Снизить порог»

В действующем постановлении от 2004 г. таких позиций 6, и это также «нозологии, относящиеся к детерминированным эффектам радиации… связь развития которых с перенесенным лучевым воздействием в больших дозах доказана». Среди них нет включенных в нынешний проект ИБС и цереброваскулярных болезней, вызванных ионизирующим облучением.

Цель исследования – анализ показателей смертности ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, проживающих в Томской области, за период с 1987 по 2003 г. в сравнении с аналогичными показателями когорты населения, сопоставимой по полу и возрасту.

Общепринятым показателем, по которому можно судить о состоянии здоровья населения, является показатель смертности. Большая устойчивость этого критерия к различного рода искажающим факторам вполне очевидна. Если значительный процент заболеваний, особенно их доклинических форм, зачастую не диагностируется врачом и выявляемость их в большей мере зависит от эффективности работы органов здравоохранения, что делает статистическую информацию недостаточно объективной, то факт смерти столь однозначно очевиден, что не войти в характеристику исследуемой когорты населения не может.

Krayushkina N. P., Chernogoryuk G. E., Fateyeva S. N., Lazareva L. M.,
Solomakhina N. V., Yermolova S. V.

Общепринятым ориентиром состояния здоровья населения является показатель смертности. Коэффициент смертности во втором десятилетии после аварии на Чернобыльской АЭС среди ликвидаторов ее последствий в среднем увеличился на 50%.

«Второй ядерный взрыв реактора». Понятно желание авторов внести в историю дополнительный драматизм, однако следует понимать, что такая возможность исключена даже теоретически. Активная зона реактора к тому моменту уже не существовала. Гипотетический взрыв расплавленного топлива при смешении с водой барботера был бы не ядерным, а тепловым. Не стоит и упоминать о том, что гипотетическая мощность в две мегатонны — чистая фантазия и страшилка. Все же ЧАЭС была атомной электростанцией, а не термоядерной бомбой.

Ящики с водкой, биороботы и голые шахтеры: 11 нестыковок в сериале «Чернобыль»

Авторы приложили большие усилия для того, чтобы восстановить историческую обстановку советской атомной электростанции образца апреля 1986 года. Их работа заслуживает комплиментов, особенно с учетом того, что сами авторы принадлежат не только к совсем другому поколению людей, но и к другой культуре. С другой стороны, будет несправедливым, если будущее человечество составит свое представление о тех месяцах только по этому фильму: многое в нем нуждается в поправках и оговорках. Вот несколько очевидных замечаний.

Нагнетание ужасов

«Молоденький угольный министр в щеголеватом костюме». На время аварии министру угольной промышленности Михаилу Ивановичу Щадову было около 60 лет. С 15 лет он работал на шахте. К тому моменту он проработал в угольной промышленности больше четырех десятилетий, пройдя всю карьерную лестницу. Можно сомневаться в его авторитете в отрасли? Щадов лично руководил работами шахтеров при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Мария Сергеевна
Оцените автора
Простые ответы на юридические вопросы